Карамоджо Белл о винтовках

Каждый начитанный охотник знает, что «Карамоджо» Белл «добывал слонов из лёгкой винтовки .256 калибра». И каждый раз, когда возникают споры, каким калибром воспользоваться — крупным или поменьше — этот факт непременно кто-нибудь вспомнит. Дальше обсуждение, как правило, заходит в тупик предположений и домыслов, потому что книги У. Д. М. Белла, получившего прозвище «Карамоджо» за то, что он был первым из европейцев, проникнувший в населённую этим народом местность, не очень доступны даже англоязычному читателю. С разрешения наших партнёров, издательства Safari Press, мы приводим перевод нескольких отрывков из книги «Странствия охотников на слонов» (The Wanderings of an Elephant Hunter), которая вышла в 1923 году и сразу прославила автора.  

Глава II. Выстрел по слону в мозг (отрывок)

На охоте за слоновой костью, как и во многих других вопросах, что подходит одному может не подойти другому. У каждого охотника свой подход к охоте, и свои требования к винтовкам. Одни верят в винтовки крупных калибров, и убеждены, что чем больше калибр, тем больше шок. Другие считают, что разница в шоковом воздействии пули весом, скажем, 250 гран, и пули весом 500 гран настолько ничтожна, если говорить о животном такого размера, как слон, что эту разницу можно считать пренебрежительно малой. В защиту каждой из этих позиций можно привести бесчисленное множество аргументов. Поэтому надо иметь в виду, что всё, что я скажу ниже — не более, чем сумма личного опыта отдельно взятого охотника, а не раз и навсегда установленные точной наукой факты.

Что касается оружия, я просто скажу, что пробовал винтовки следующих калибров: .416, .400/.450, .360, .350, .318, .275 и .256. Одно время я охотился с двуствольным штуцером калибра .400/.450, и кроме него у меня была винтовка калибра .275. Иногда я охотился с одной, а иногда — с другой, и постепенно начал осознавать, что после попадания по месту из .275 слон умирал так же быстро, как после попадания из крупного калибра, и наоборот, если пуля из любой винтовки попадала в неубойное место, животное не погибало. В продолжение этих мыслей я скрепил спусковые крючки своего двуствольного штуцера .400 калибра вместе, так, что при нажатии на задний спуск штуцер стрелял залпом из обоих стволов. При этом я посылал в слона 800 гран свинца, разогнанных 120 гранами кордита. Конечный результат был тем же самым. При попадании в неубойное место 800 гран свинца имели не больший эффект, чем 200 гран из .275 калибра. Многие годы впоследствии я охотился с винтовками .275 и .256 калибров в самых разных условиях и по самой разной дичи. Каждый охотник должен использовать то оружие, которому он больше всего доверяет.

Винтовки самых малых калибров, под современные армейские боеприпасы или их аналоги, такие как .256, .275, .303, или .318 обладают достаточной мощностью чтобы убить слона выстрелом в мозг. Преимущества таких винтовок — их низкая цена, надёжность, удобство в обращении, малый вес, отсутствие отдачи и т.д. и т.п. — вряд ли есть нужда перечислять. При выстреле в мозг необходимо использовать только пули в цельной металлической оболочки, причём более тяжёлые, тупоконечные пули средней начальной скорости работают намного лучше, чем современные остроконечные, высокоскоростные боеприпасы. Они лучше держат направление, и менее склонны поворачиваться боком при попадании в цель.

karamojo elephant aim
У. Д. М. Белл предпочитал выстрел в мозг. Точка прицеливания в голову уходящего слона, предложенная им, до сих пор известна, как «выстрел Белла»

Глава X. Винтовки

Какую винтовку предпочесть для охоты на крупную дичь — этот вопрос каждый охотник должен решить для себя сам. Новичок, который выезжает на сафари, скажем, с тремя винтовками — одной тяжёлой, например, штуцером .577 калибра, второй — среднего калибра, .318 или .350, и одной лёгкой, калибра .276, .256, или .240, непременно в результате своего опыта выработает предпочтение к одному или другому.

Для того стиля охоты, который предпочитаю я, малые калибры без сомнения предпочтительнее крупных. Мой стиль подразумевает, что охотник всегда совершенно хладнокровен и никогда не суетится. Он не спускает курок, если не уверен, что может положить пулю в убойное место. При этих условиях калибр винтовки не имеет значения. Людям иного темперамента этот стиль не подходят. Они не хотят или не могут сдерживаться, и, оказавшись на близком расстоянии от дичи, стреляют по ней как только увидят. Для этого типа охотников не бывает оружия слишком мощного. Принадлежи я к таким, я бы заказал себе винтовку помощнее даже, чем .600 калибра.

Говоря о личном опыте, самые большие мои успехи на охоте принесла мне винтовка Ригби-Маузер калибра 7 мм., или .276, и патроны с тупоконечной пулей старого образца, весом, если не ошибаюсь, 200 гран. У них, казалось, была встроенная способность находить мозг слона. Я отношу это на счёт умеренной начальной скорости (2300 футов в секунду), и едва ли не идеального соотношения длины пули и её калибра. Поскольку, если взять калибр ещё меньше, 6.5 мм или .256, то, как я обнаружил, пуля нередко сгибается при попадании по крупным костям.

Затем, баллистика патрона 7х57 Маузер, по крайней мере немецких производителей, обеспечивает высочайшую надёжность. Несмотря на высокое давление при выстреле, конструкция патрона настолько совершенна, что такие дефекты, как прорывы пороховых газов мимо капсюля, или трещины в гильзах, полностью исключены. Почему капсюли именно этого патрона настолько совершенны, я так и не понял. Но факт остаётся фактом, что, хотя я использовал самые разные винтовки, единственная с которой у меня не было ни единой проблемы — это .276 с патронами немецкого производства (D.W.M.). Ни единого затяжного выстрела, ни единой осечки, ни единого прорыва газов, ни единой треснувшей гильзы, и ни единой гильзы, застрявшей в патроннике. Со всеми другими моими винтовками все эти дефекты наблюдались.

Мне нередко приходилось использовать эту необыкновенную винтовку по другой дичи, не только слонам. Однажды, и это был не самый кровавый эпизод в её карьере, я нос к носу столкнулся в высокой траве с тремя буйволами. Поскольку на моём попечении в тот момент было изрядное количество туземцев, страдавших от голода, а местность была бедна дичью, я без колебаний решил добыть всех трёх.  Один стоял, строго в фас ко мне, высоко подняв голову, ярдах в 10, другие же были заметны лишь по колебанию травы за ним. Я был готов к мгновенному выстрелу, так как не выпускал свою винтовку из рук, и отправил оболоченную пулю .276 калибра ему в грудь. Он сунулся вперёд, открыв взгляду второго, стоявшего в той же позе строго за ним. Тот тоже получил пулю, и упал на колени, зарывшись носом в землю. Теперь показался и третий, который отвернул, открыв для выстрела свою шею. Выстрел в ту точку, где шея смыкается с плечом, уложил его на месте. Все трое умерли без осложнений, и весь процесс занял не более четырёх-пяти секунд.

Karamojo buffalo
Африканский буйвол. Рис. из книги У. Д. М. (Карамоджо) Белла «Странствия охотника на слонов».

Другое важное преимущество .276 калибра — короткий ход затвора. В зарослях это очень важно. Если выработать в себе привычку, передёргивая затвор, одновременно толкать винтовку от себя левой рукой при открывании, и тянуть на себя, закрывая затвор, скорострельность получается необыкновенная. Но при длинном патроне, который требует и соответствующего хода затвора, есть риск второпях не отвести затвор до конца, гильза при этом не отражается, а досылается назад в ствол. Однажды такое случилось со мной при попытке добыть носорога из маузера калибра .350. Носорог мне был не нужен, но жители деревни жаловались на конкретного зверя, который мешал их женщинам собирать хворост. Его след завёл нас в высокую траву. Я позволил нескольким деревенским жителям пойти со мной, что было с моей стороны весьма глупо. Когда стало ясно, что носорог совсем рядом, они начали шептаться своим специфическим африканским шепотом, который в тишине буша звучит, как бас-профундо в запущенном на полную громкость граммофоне. Секунду спустя мы услышали, что старый агрессивный зверь движется сквозь траву прямо на нас. Я планировал выстрелить ему по туше в тот момент, когда различу её контуры, и убить его вторым выстрелом, когда он отвернёт. Когда он был на расстоянии нескольких шагов, колыхание травы показало мне, где он; я выстрелил в то место и мгновенно перезарядил винтовку. После выстрела он свернул в сторону, пройдя так близко что я мог бы, наверное, его пнуть, и дал мне прекрасную возможность для выстрела в шею. Я спустил курок, но услышал только щелчок ударника. Я открыл затвор, и конечно в патроннике была стреляная гильза от первого выстрела.

Однажды я упустил прекрасного слона из-за отказа Манлихера .256 калибра. Я подобрался к нему, прицелился и нажал на спуск, но клик! Осечка. Он не обратил на меня внимания, и я нежно потянул на себя затвор. Гильза вышла из патронника, рассыпая по механизму крупинки несгоревшего пороха, а пуля осталась в стволе, застряв в снарядном входе. Я попытался дослать следующий патрон, но не смог. Вот это была проблема. Как извлечь пулю? Насколько мал калибр 6.5 мм. понимаешь только тогда, когда пытаешься засунуть в него импровизированный шомпол из палочек и прутиков. В конце концов пулю я выбил, но ствол при этом был полностью забит обломками веток, которые невозможно было извлечь, так как найти такую ветку, чтобы проходила в ствол и одновременно была достаточно длинной, было невозможно. Я решил рискнуть и выстрелить прямо так, с ветками в стволе, по слону, который всё это время продолжал безмятежно кормиться. Я выстрелил, с довольно близкого расстояния, но каков был результат не могу сказать. Определённо слону мало что досталось из заряда, разве что несколько веточек. О том, что какой-то предмет до него всё же долетел, свидетельствовало сильнейшее желание убраться как можно дальше с этого места, которое охватило слона сразу же после выстрела, ибо он так и не остановился, хотя я преследовал его несколько часов.

Одно время я охотился с двуствольным штуцером калибра .400/.450. Это было прекрасное оружие, но слишком тяжелое. Среди других его недостатков, которые я обнаружил, были: слишком медленная перезарядка для третьего выстрела и далее, слишком громкий звук выстрела, патроны весили слишком много, бойки ломались если были чуть тверже чем надо и деформировались и цеплялись за капсюля, если были чуть мягче, капсюля были крайне ненадёжны, и наконец, если хоть малейшая частичка песка, камушек или веточка попадали между стволами и колодкой — всё, ружьё закрыть было невозможно. Особенно часто под стволы попадала глина, когда я преследовал слона, только что искупавшегося в грязи, и оставлявшего комья её на всей растительности, мимо которой он проходил. Эти комья скоро засыхают, и отваливаются от веток при малейшем прикосновении.

Мне не доводилось ещё встречать объяснения тому бесспорному факту, что британские производители патронов категорически неспособны создать надёжную винтовочную гильзу и капсюль, за исключением армейского патрона .303. Во время моей последней охоты в Африке два года назад, когда мой товарищ У. и я поднялись вверх по реке Бар Аук, при его первом выстреле по слону произошла осечка, и со мной было то же самое. Мы оба пользовались винтовками под патрон .318 Вестли Ричардс, и патронами английского снаряжения. Позже на той же охоте мне чуть не снесло голову и серьёзно повредило палец при выстреле из винтовки калибра .256 с патроном британского снаряжения. Тут уж никакой осечки не было, это было больше похоже на взрыв. Из казенной части вышло больше дыма, чем из дула. Позже авторитет в области боеприпасов сказал мне, что скорее всего причина была в разрушении гильзы, вызванной отрывом её шейки. По возвращении в Британию я пожаловался на это производителю, и получил взамен новую партию патронов, с которой якобы было всё в порядке. Но на каждые четыре-пять выстрелов у меня приходится по задержке, и расследование неизменно показывает что её причиной становится выдутый из гильзы и застрявший в механизме капсюль. Хорошо хоть, что эти патроны не отличаются особой мощностью — одно время меня нередко обдавали меня облаком прорвавшихся не с той стороны пороховым газом. Почему эти проблемы не столь заметны в Британии, можно объяснить тем, что здесь не очень много стреляют из охотничьих винтовок, или же, что вероятнее, тем, что при тропической температуре возрастает давление.

Karamojo Native Hunters
В начале XX века огнестрельное оружие уже было широко распространено в Африке, и использовалось для добычи слоновой кости коренным населением. Фото из книги У. Д. М. (Карамоджо) Белла «Странствия охотника на слонов».

Я никогда не мог понять, что люди имеют в виду, когда говорят о «шоке» применительно к охоте по крупному зверю. Мне кажется, не стоит надеяться, что слона весом в шесть тонн можно убить при помощи «шока», разве что стрелять в него из полевого артиллерийского орудия. И всё же почти все авторы советуют использовать крупные калибры, поскольку у них-де шоковое воздействие намного выше! Без сомнения, стрелка они шокируют заметно сильнее, чем малые калибры, но разницу в действии по зверю я лично так и не смог заметить. Если Вы надеетесь, что пуля крупного калибра окажет на слона такой же эффект, как горсть дроби на знаменитую скачущую лягушку из Калавераса, Вы будете глубоко разочарованы. Получив пулю в неубойное место, он уйдёт одинаково далеко и будет столь же агрессивен, сколько бы пуля не весила, 500 гран или 200. И наоборот, 100 гран свинца в нужном месте действуют не хуже, чем десять миллионов.

Самый большой эффект на мою стрельбу, я полагаю, оказало то, что я никогда не расставался со своей винтовкой, и всегда носил её сам. Она весила около 7 фунтов, и я постоянно целился из неё во все возможные предметы. Я постоянно играл с ней, постоянно держал её в руках, постоянно прицеливался, постоянно занимался шведскими тренировками, и в результате моя винтовка в нужный момент всегда была готова к бою и верно нацелена в нужное место.

Комментарии

Что именно имел в виду Белл под «шведскими тренировками» (Swedish drill), достоверно не известно. Вообще под этим названием была известна система гимнастических упражнений, простая, эффективная и популярная в конце XIX-начале XX века. В неё входило много упражнений с палкой в качестве дополнительного веса; в Британской армии вместо палки применяли винтовку. Белл мог также подразумевать стиль стрельбы, при котором стрелок работает с затвором большим и указательным пальцем, а на спуск нажимает средним. Или, в конце концов, просто использовать это выражение для красного словца.

Красноречие и любовь к риторике для Белла весьма характерны, и иной раз заводили его слишком далеко. В статье, опубликованной журналом The American Rifleman в 1954 году, спустя несколько месяцев после смерти автора, он излагал куда более радикальные взгляды: что винтовки крупных калибров вообще не нужны, никогда, никому и не при каких обстоятельствах, потому что всё зависит от точности стрельбы, и разницы в убойной силе между калибром .600 NE c пулей массой 58 граммов и калибром .220 Swift с пулей массой 6.5 граммов нет ни малейшей. Поневоле задумаешься — может быть, матёрый британский волк просто троллил наивного американского читателя?

С самим Карамоджо Беллом и оружием, которым он пользовался, всё не так просто. Считается, что за свою карьеру он убил 1011 слонов. При этом он пользовался оружием не менее восьми разных калибров. Во время первого путешествия в местность, контролируемую народом Карамоджо, он располагал винтовками калибров .400/.450 NE, 7х57 Mauser, и .303 British, причём охотился в основном с первыми двумя попеременно. В описаниях экспедиций по Либерии, вверх по реке Бар Аук, во владения Баба Гида и область Лакка, Белл утверждает, что брал всего лишь одну охотничью винтовку — .318 Westley Richards. Это патрон среднего калибра (8.4 мм по полям), по характеристикам приближающийся к .375 ХиХ и «девяткам» (при пуле массой 250 гран (16 граммов) заявленная начальная скорость составляла 730 м/с). Неслучайно Белл пишет о нём, как о «самом убойном» из его любимой четверки патронов, включающей 7х57 Маузер, .303 Бритиш и 6.5 мм. Манлихер. С последним, который Белл называл на английский манер .256, он действительно добыл некоторое количество слонов — но явно не тысячу, как можно услышать.

В конце концов, если Карамоджо Белла полностью устраивали калибры 7 мм. и 6.5 мм, почему он вплоть до конца своей карьеры охотника за слоновой костью продолжал экспериментировать с более мощными патронами, вплоть до .416 Ригби (винтовок под которой, как свидетельствуют учётные книги фирмы, он заказал две, одну за другой)?

Довольно часто можно услышать, что Карамоджо Белл так успешно пользовался лёгкими винтовками потому, что расстреливал непуганые стада слонов на открытых местах с большого расстояния. Это не соответствует действительности. Белл охотился на самых разных слонов в самых разных местах. В том числе, в анклаве Ладо ему приходилось стрелять в тростниковых зарослях выше человеческого роста, так что для выстрела приходилось залезать на плечи носильщика или импровизировать стрелковую вышку (см. иллюстрацию).

Karamojo tall grass
Во время охоты в анклаве Ладо Беллу приходилось пользоваться импровизированными возвышениями. Рис. из книги У. Д. М. (Карамоджо) Белла «Странствия охотника на слонов».

Не стоит забывать и о современном опыте. Когда национальные парки Африки боролись с перенаселением слонов при помощи массовых отстрелов, рейнджеры предпочитали для этой работы полуавтоматические армейские винтовки калибра 7.62х51. Что касается Карамоджо Белла, 7мм Маузер выигрывал «по очкам», учитывая всю совокупность требований к оружию в конкретных условиях — надёжность, малый вес и стоимость боеприпаса, промысловый характер охоты, необходимость много стрелять и ещё больше ходить. Впрочем, именно так и пишет сам Белл в «Странствиях охотника на слонов».

И если не воспринимать его тексты буквально, советы Белла — знать анатомию объёктов охоты и возможности своего оружия, тренироваться со своей винтовкой, пока не сроднишься с ней, не стрелять, если не уверен в попадании, не надеяться на мощность патрона, а стремиться поразить первым выстрелом убойной место — не теряют своей актуальности для современного охотника.


Времена Карамоджо Белла и бесконтрольной охоты за слоновой костью давно миновали. Современная охота на слонов строго следует принципам неистощительного природопользования, и способствует сохранению природы. Существуют и другие возможности приобщиться к охоте в Африке.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s